Добро пожаловать на сайт.
Текущее время: 21:52


Система Orphus

Исследование семьи подростка – инвалида

Болотова Н.П.

Исследование семьи подростка с нарушениями ОДА проводилось на базе Федерального научно-практического центра медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов г. Москва.

Исследование состояло из психодиагностики эмоционального состояния подростка - инвалида ОДА, детско-родительских и семейных отношений. Исследование проводилось методами опроса, анкетирования, наблюдения, и тестирования. В нем принимали участие семьи 64 подростков с нарушениями опорно - двигательного аппарата от 11 до 16 лет, из них 36 мальчиков и 28 девочек. Из 36 мальчиков 6 проживают в интернате. Родители привозят их домой на каникулы 2 раза в год, иногда встречаются в выходные дни или в условиях клиники, в процессе ухаживания за подростком перед операционным, послеоперационным, реабилитационным процессом.

Мы рассматриваем шестую стадию жизненного цикла семьи. Стадия особенно сложна тем, что период подросткового возраста ребенка с нарушениями ОДА расходится с психологическим развитием для данного возраста. Кроме этого, дополнительной сложностью семьи является то, что подростковый кризис ребенка протекает одновременно с кризисом среднего возраста родителей.

В целом возрастной разброс родителей принимавших участие в исследовании от 22 до 56 лет. Прародители, ухаживающие за внуками - инвалидами в условиях клиники, то есть бабушки и дедушки в возрасте до 72 лет.

Подростки – инвалиды, участвующие в исследовании, в количестве 37 человек, находятся впервые в ортопедическом отделении клиники.

Во второй раз оперируются, лечатся или проходят реабилитационный курс 7 человек, в третий раз - 5, в четвертый раз - 4, в пятый раз - 3, в шестой раз - 4, в седьмой раз - 1, в восьмой раз - 3.

Место жительства 13 подростков с нарушениями ОДА в различных регионах России, в Москве 14, в Московской области 37.

Практически все семьи подростков с проблемами ОДА проживающие в Москве имеют собственное жилье. Как правило, подросток - инвалид находится в комнате с родителями или с мамой, если семья не полная.

Из них на домашнем обучении находятся 25 % исследуемых.

Рассматривая социальное положение семей из выборки, мы выявили 27 полных семей; 5 полных семей при повторном замужестве; 14 неполных семей проживающих отдельно от прародителей и самостоятельно; 13 неполных семьей, проживающих с прародителями (м); 5 неполных семьей проживающих с другими родственниками.

Учитывая необходимость ухода за ребенком с проблемами опорно-двигательного аппарата и потребность реализации собственных ресурсов в среднем возрасте его родителей, мы рассмотрели родительский социальный статус в полных и в неполных семьях. Выяснено, что из 32 полных семей, у 18 подростков – инвалидов оба родителя работают; у 8 подростков мама является домохозяйкой, папа работает; у 4 папа является домохозяином, мама работает; у 3 оба родителя не работают, находятся на содержании прародителей. Рассматривая социальный статус неполных семей наблюдаем, что в 22 неполных семьях работают мама подростка - инвалида и прародитель, который помогает семье, независимо от совместного или отдельного друг от друга проживания; в 8 неполных семьях мама работает, прародитель не работает, проживая совместно; в 1 неполной семье мама не работает, проживая совместно с прародителем, работает прародитель.

Все родители испытуемых имеют среднее или высшее образование, из них в настоящее время обучаются 3 % в ВУЗах на заочных отделениях. Для родителей подростков с особенностями ОДА образовательный процесс является не только профессиональным развитие, но и личностным развитием, коммуникацией и выходом из кризисной психологической ситуации, психотерапией.

Из исследований семьи выявилось, что, ребенок - инвалид является единственным ребенком почти у 50% семей, после рождения проблемного ребенка в семье родились последующие дети у 7 семей, ребенок с нарушениями ОДА, который является не первым ребенком у 21 семьи. Это указывает на то, что многие родители, имеющие ребенка инвалида, имеют страх перед следующим ребенком, который так же на их взгляд может быть инвалидом, не желание иметь больше детей в силу разочарования от ребенка, постоянной заботы и усталости от первого ребенка – инвалида.

Подросток-инвалид ОДА имеет свой взгляд на собственный дефект. Из анкет для родителей - переживают 27 подростка – инвалида; никак не реагируют 10; нормально относятся (по мнению родителей) 9; приняли проблему 15; переживают за своих родителей 3.

Наличие друзей, по мнению родителей у 28 подростков – инвалидов есть; у 20 есть, но имеются трудности в установлении контактов; у 16 нет друзей.

Мы рассмотрели частоту посещения друзей, как фактор понимания важности и необходимости дружеских отношений для подростков – инвалидов. Сами инвалиды 14; друзья инвалидов 26; по – разному 12; одинаково, обоюдно 12.

Существует мнение о том, что у семей имеющих ребенка – инвалида не так часто находится время на встречи со своими друзьями, либо они, стесняясь своего ребенка, стараются изолировать себя подсознательно, или сознательно от встреч с друзьями. Чтоб не чувствовать себя ущербно, рядом с их здоровыми детьми, либо боясь некорректных вопросов. Мы провели опрос о том, есть ли у них друзья семьи. Получили следующие ответы: да, есть - утвердительные ответы дали 39 семей; ответ - нет друзей, дали 13 семей; есть только знакомые у 12. Таким образом, мы видим, что у половины опрошенных семей, в этом вопросе существуют трудности. Те, которые имеют друзей, в ответах показали частоту посещаемости друг друга. Одинаково часто посещают друг друга - 18 семей; друзья семьи подростков - инвалидов навещают - 10 семей; семьи подростков - инвалидов сами встречают друзей - 19; по обстоятельствам - 17. В среднем, существует баланс посещаемости, что указывает на равнозначные дружеские отношения семей, и все же в силу проблем опорно-двигательного аппарата, эти семьи вынуждены реже навещать своих друзей, нежели они их.

Семье подростов - инвалидов часто в тот или иной период состояния, роста или взросления необходима помощь государства, близких людей, родственников. Выявилось, что 25 семьям помогают родители или родственники; 26 семьям никто не помогает; 3 семьям добрые люди; 4 семьям социальная защита; 4 семьям друзья; 2 семьям взрослые дети. Высветилось, что треть семей подростков – инвалидов не имеет помощи из вне, обходятся своими силами. Но помощи все-таки ожидают - от родителей и родственников 12; ни от кого не ожидают 23; от добрых людей 7; от социальной защиты 7; от сотрудников и администрации своей работы 6; от медицинских работников 9.

Семьям подростков-инвалидов ОДА необходимы контакт и общение с родственниками, это служит моральной поддержкой, способностью быть причастным к семейной системе. Выяснилось, что общение с родственниками происходит в 24 семьях подростков – инвалидов; общаются только по телефону с родственниками 7 семей; дали ответы: «Нет возможности общения» 8 семей; «Не общаемся» - дали ответы 12 семей; по мере необходимости общаются 4; редко общаются 9. Из выше изложенного видим, что активные родственные связи сохраняются лишь у третьей части семей выборки, остальные утрачивают силу семейственности и родства.

Безусловно, подросткам - инвалидам необходима работа с психологом, но насколько понимают это направление реабилитации родители подростков - инвалидов ОДА. Половина испытуемых родителей, то есть 50% считают, что подростку - инвалиду ОДА нужна работа с психологом; 22 считают, что нет, не нужна; 12 не уверенны, и сомневаются, нужна она или не нужна. Результаты показали, что 50 % родителей понимают ценность и важность психологического направления работы с их детьми – инвалидами.

Но нужно заметить, что из этих 50% половина родителей работу психолога в основном представляют лишь в развитии познавательных процессов подростка - инвалида. Но есть родители, которые понимают эмоциональные, коммуникативные и другие проблемы своих детей.

Проведено диагностическое исследование подростков – инвалидов на их эмоциональное состояние - выявление страхов, тревожности и самооценки.

Страх – это эмоция, возникающая в состоянии угрозы. Функционально страх служит предупреждением о предстоящей опасности, позволяет сосредоточит внимание на ее источнике, побуждает искать пути ее предотвращения. В социальном развитии человека страх выступает как одно из средств воспитания. Сформированные реакции страхи стойки и способны сохраняться даже без причины понимания этого. Выделяют страх реальный, страх невротический и страх совести. Мы остановимся на невротическом страхе. Невротический страх – это детский страх, который первоначально есть лишь выражение того, что недостает любимого, дорого. Близкого человека, например, недостаточно внимания мамы, ее эмоционального тепла, любви, заботы, а значит защищенности.

Для диагностики страха был применен тест Красильниковой «Диагностика наличия страха». Результаты тестирования показали, что 16 подростков – инвалидов имеют невротическое состояние, 14 подростка преневротическое состояние, в пределах нормы 34 подростка. Половина тестируемых имеют повышенное и (или) высокое количество страхов.

Тревога, трактуется как переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожидание неблагополучия, предчувствия неприятности, опасности. Тревожность, это переживание не мотивированной угрозы.

Она проявляется реакциями на физиологическом уровне усиленным сердцебиением, учащенным дыханием, увеличением минутного объема циркуляции крови, повышении артериального давления, возрастании общей возбудимости, снижения порога чувствительности. На психологическом уровне ощущается как напряжение, озабоченность, нервозность, чувство неопределенной опасности, неудачи, невозможности принять решение.

Тревожность мы рассматривали ситуативную и личностную. Ситуативная тревожность проявляется в определенный момент. Личностная тревожность рассматривается как устойчивое образование. В результатах проводимого теста Ч.Д. Спилберга «Определение уровня тревожности» выявилось следующее: ситуативная тревожность низкая у 16, умеренная у 27, высокая у 21; личностная тревожность низкая у 0, умеренная у 15, высокая у 49. У всех подростков – инвалидов имеется тревожность, три четверти из них имеют высокую тревожность.

Самооценка, это ценность, значимость, которой человека наделяет себя или отдельные качества своей личности, поведения, деятельности, жизни. Самооценка является регулятором и защитной функцией, влияя на поведение, на развитие личности, взаимоотношения с другими людьми. Тест на самооценку был применен автора Т.А. Марцинковской «Лестница». Она оказалась не однородной: низкая у 10 подростков - инвалидов; средняя у 38; высокая у 16.

Учитывая то, что родители подростка – инвалида в силу различных причин уходят от общения, изолируются, а семейный брак распадается, проводилась диагностика родителей на уровень одиночества. Применялся тест Д. Рассела, Л. Пепло, М. Фергюсона «Шкала одиночества». Она показала, что у 14 родителей подростков - инвалидов уровень одиночества высокий; у 24 умеренный; у 26 низкий.

Мы видим, что причины нарушений эмоционального состояния подростков – инвалидов все же могут быть связаны с проблемами детско – родительских отношений. Тест - опросник родительского отношения (А.Я. Варга и В.В. Столин) показал, что 100 % родителей в той или иной степени отвергают своего ребенка – инвалида опорно – двигательного аппарата. То есть, родители воспринимают подростка как неудачника, который в жизни не добьется успеха. В большей степени родители к подростку - инвалиду испытывают досаду, обиду и раздражение.

40% родителей, приближенны к среднему уровню кооперации с ребенком. Это значит, что 40% родителей заинтересованы в самостоятельности своего подростка – инвалида, его жизни, планах.

100% родителей со своим ребенком – инвалидом имеют симбиотическую связь. Это значит, что родители ощущают себя с подростком единым целым, стремится удовлетворять все потребности подростка, оградить его от трудностей и неприятностей. Родитель постоянно испытывает тревогу за подростка – инвалида.

55% родителей показали высокий контроль ребенка. Это характеризует родителей как авторитарных. Родители требуют безоговорочного послушания и дисциплины. Пристально наблюдает за успехами подростка – инвалида, социальными достижениями, его индивидуальными особенностями.

60 % родителей инфантилизировали своих детей подростков – инвалидов, то есть не развивают, а задерживают психологическое развитие подростка – инвалида и без того, как правило, отстающее. Интересы, увлечения, мысли и чувства кажутся родителям серьезными. Подросток – инвалид видится родителям совершенно не перспективным, абсолютно безуспешным. Они досадуют за его не успешность и неумелость, при этом не позволяют ему научиться, ограждают его от трудностей, строго контролируют.

40 % родителей имеют средний уровень инфантилизирования своего подростка – инвалида.

У каждой семьи есть ресурс для приобретения позитивных детско – родительских, супружеских, межпоколенных отношений, для развития семьи, своей личности. Но родители не всегда осознают его, не всегда знают о нем, не всегда относятся к нему как к ценности и ресурсу. Ресурсами для семьи подростка – инвалида могут являться: отдельное жилье, комната, работоспособность родителя, наличие родственников, наличие друзей, помощь Центра социальной защиты населения, умение видеть мир и жизнь многогранной, умение радоваться тому, что есть позитивное настроение, желание родителей и подростков – инвалидов расти личностно, образовываться и так далее.

Всем 64 семьям предложена системная семейная психотерапия, но не все семьи были психологически готовы к такой работе. Существуют разные формы сопротивления родителей на семейную психотерапию. В данном случае они проявлялись в отказе от семейной психотерапии, в недоверии и сомнении в подобную работу, в переносах встреч с психологом на следующий день, другое время.

Сопротивление на психологическую работу взрослых выражались в следующих высказываниях:

  • «Как можно работать с чувствами, не понимаю…»;

  • «Тяжело переживать больное глубоко…»;

  • «Чтоб родителям подростка - инвалида не говорили о заявленной прародителями проблеме…»;

  • «Чтоб никто не узнал, что я была у психолога»;

  • «Все равно ничего не изменится в отношениях…».

Сопротивление, проявляющееся в любой форме, подтверждает существование двух законов любой системы, в том числе системы семьи. Первый закон развития и второй закон гомеостаза. Закон развития дает возможность системе измениться, а закон гомеостаза сдерживает систему, для сохранения ее в том виде и качестве в котором она пребывает.


  Назад

Просмотров: 9754


Комментарии к этой статье:

Комментарий добавил(а): Андрей
Дата: 2009-03-24

Спасибо, затронута важная тема

Комментарий добавил(а): Констатин
Дата: 2011-09-01

Никто не работает над этой проблемой!?

Комментарий добавил(а): Ника
Дата: 2012-05-19

Учусь на дефектологическом факультете. Мня этот материал - очень нужен!

Комментарий добавил(а): Светлана
Дата: 2012-05-21

Полезный текст, изучала его, читая несколько раз.

Комментарий добавил(а): Ольга Михайловна
Дата: 2012-09-07

Родители, задумайтесь! У Вас ребенок!

Комментарий добавил(а): Виктор
Дата: 2012-09-30

Сложно работать с живыми людьми, а со взрослыми людьми, тем более. Если это удается, здорово!

Комментарий добавил(а): Вера
Дата: 2012-10-08

Да, в текст надо вдумываться

Комментарий добавил(а): Илья Викторович
Дата: 2015-02-04

К сожалению мало подобных статей! Качественная по содержанию, чувствуется, что автор честно провел исследование, провел правдивый анализ результатов, а главное щедро делится.

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел на картинке:


Календарь
Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30



Безумный утешается прошедшим, слабоумный будущим, умный – настоящим.

Благородный говорит лишь о достоинствах ближнего, хоть тот лишен их, а низкий – лишь о недостатках.

В детстве глупец думает лишь об отце с матерью, в молодости о возлюбленной, в старости – лишь о детях. Так и не успевает он подумать о самом себе.


Главная   Новости   Деятельность   Программы   Школа Мозарт
Статьи   Фотоматериалы   Просвещение   Резюме   Контакты

© 2008-2013 г. | Коваленко Сергей